Загрузка

Оскорбление чувств верующих

Эта история началась не в Перми но, в целом, наш город поспособствовал тому, чтобы подобное было возможным.

Я издалека начну. Да прежде всего выдам банальнейшую сентенцию, которую еще никто не отменил: дети во всем подражают взрослым. И для того, чтобы сегодняшние довольно взрослые «онижедетки» устроили подобного рода перфоманс, должно было быть нечто подобное продемонстрировано взрослыми. Кстати, эти подростки, по сетевым слухам, называют себя нигилистами-атеистами.

И такое действительно было продемонстрировано, да еще и в более гадостном варианте. И случилось это в нашем городе – Перми.

ИТАК
Губернатор Пермского края Юрий Трутнев был вызван в Москву самим президентом. На повышение пошел. Но перед тем, как принять новую правительственную должность, он успел провести референдум, на котором территория края вернулась к своим советским границам. По итогам референдума Пермская область и Коми-Пермяцкий автономный округ объединились и создали Пермский край.

Какими бы были итоги референдума, проходи он без участия Трутнева, сказать сложно. Все-таки Юрий Петрович пользовался и авторитетом, и уважением у пермяков. И, как ни странно, многие его знали, пусть и шапочно, но между тем. Дело в том, что Трутнев долгое время занимался комсомольской работой, был инструктором горисполкома ВЛКСМ, вел административную работу по организации разного рода молодежных слетов и вплотную занимался стройотрядовским движением. Ну а в местных техникумах-институтах-университетах практически весь город и область отучились, так что многие общались с ним лично и были довольны тем, что и как он делал.

В общем, Трутнев был действительно уважаем. То, что его пригласили работать в правительство, воодушевляло пермяков, и край «на ура» принял в качестве преемника Олега Чиркунова. Трутнев и Чиркунов не только были дружны, они были партнерами по бизнесу, и Чиркунов некоторое время представлял Пермскую область в Совете Федераций.

Первое время новый губернатор продолжал то, что начал его предшественник. По крайней мере, мы все-таки помним, что именно Чиркунов начал строительство обходов вокруг краевого центра. Но чем дальше, тем больше Чиркунов отступал от курса, проложенного Трутневым. Надо сказать, что Чиркунов большой любитель изобразительного искусства и в какой-то момент вблизи губернатора появился некий галерист – Марат Гельман. Вот тут-то искусство у нас и начало развиваться семимильными шагами. Настолько семимильными, что правительство решило назначить Пермь культурной столицей Европы. И это не шутка.

Я ни в коей мере не стремлюсь принизить значение своего родного города, края. Нет, у нас как раз с культурными традициями все более чем хорошо. И творчество пермских художников, актеров, композиторов знает не только вся Россия, наших весь мир знает. Одни «Дягилевские сезоны» чего стоят. Композиторы Немтин и Крылатов – пермяки, для нашего мемориала «Вышка-II», посвященному событиям 1905 года, Кабалевский написал «Реквием», который и звучит на пермской панораме.

А наши художники – Широков, Тумбасов, Коровин, Коваленко, Пономарев, Микулич, Лапшин.

Е. Н. Широков, портрет Кабалевского.

В общем, в крае серьезная школа академической живописи, мы чтим классический балет и оперу, любим и драматический театр. И, конечно, Пермь – это город, где идет довольно активная культурная жизнь, но мы все-таки ценители классического, академического искусства. Традиционалисты. Да, кстати, и фильмы Пермской киностудии известны всей России. С культурой у нас все хорошо, и со вкусом у прикамцев все отлично.

И искусство – это не только к советскому периоду относится. В нашей галерее хранится уникальная коллекция деревянных богов. Скульптуры созданы задолго до тех времен, когда Петр дал добро на основание города.

Но вот при всем том, что у нас есть, мы ни в коей мере не претендуем на звание культурной столицы даже своего края. У нас в Кунгуре городские архитектурные ансамбли пермским сто очков форы дадут (жаль, очень жаль, что есть проблемы с восстановлением и реставрацией, теряем уникальные здания, неповторимый городской ландшафт средневекового купеческого уральского города).

В общем, вот на эту благодатную культурную почву, в качестве «удобрения», плюхнули Гельмана с его галеристским видением и наполеоновскими амбициями. Начал он со скромных выставок современного искусства. Правда скромных, в том отношении, что там сначала представляли хорошие произведения. Но создание «Музея современного искусства» в здании Речного вокзала «сорвало крышу» и хлынуло «творчество».

Экспоместо, где представлен унитаз с сидящим на нем читающим мужчиной, и рулон туалетной бумаги на стене – это так, затравка. Голые стены с черными точками, разноцветные зигзаги и фиги, кусок забора с незабвенными тремя буковками и прочее подобное, поданное под соусом «творческого видения» ничего, кроме досады, не вызывали. Было жаль времени и денег. Разочарованный народ расходился, пожимая плечами в недоумении. Следующим этапом на пути к европейской славе стало облагораживание внешнего вида города – Гельман занялся малыми архитектурными формами.

Красных человечков рассовали по всему городу, рассадили на высотные здания, в том числе и на здание администрации края. Все это, прежде всего, стоило денег — и немалых, но, «шьерт побьери», надо же Европу «за пояс заткнуть» — и для этого не жаль потратиться.

С Гельманом боролись. Но тех, кто пытался это делать, клеймили нехорошими словами, а поводом для борьбы указывали то, что «ретрограды» остались без кормушки, вот и бесятся.
Костяк активистов раннего антигельмановского сопротивления в Перми состоял из амбициозных культурных деятелей, чьи культурные и гражданские позиции формировались в Перестройку — мистического художника Равиля Исмагилова, коммерческого писателя-почвенника Алексея Иванова, правозащитника-антисталиниста Игоря Аверкиева и присоединившегося к ним вполне себе коллаборационистского профсоюзного лидера Ирины Становкиной.

Стоить заметить, что аналогичный «модернистский» состав «культурной элиты» до сих пор сохраняется не только в Перми, но и в большинстве провинций России, включая Петербург. Подобные «гении», творящие «нетленку» и «духовку», являются естественными противниками того, что называется «современным искусством» — искусством принципиально анти-суггестивным, демократическим и тотально критическим.

Деятели, подобные перечисленным, обычно плохо приспособлены для скоординированных коллективных действий. В Перми они безуспешно боролись с Маратом пару лет, в основном с помощью обширных текстов в местной прессе, жалоб начальству на несправедливое распределение денег и заседаний протестных «экспертных групп». Гельман инсинуации интеллигенции игнорировал.
Падение Марата Гельмана
В общем, людей, что противостояли великим замыслам Гельмана/Чиркунова, качественно мазали всякого рода неаппетитными субстанциями, обвиняли в меркантильности, мракобесии, ретроградстве и прочем. Вымазали грязью и движение С. Кургиняна «Суть времени», поскольку с Гельманом боролись члены региональной ячейки этого движения. И на самого Кургиняна грязи вылили, и на пермяков. А поскольку деятельностью галериста-активиста были не только пермяки недовольны – по многим городам тогда прокатилась волна митингов против выставок, что организовывал живчик Гельман – то поборники современного искусства объявили, что все это Кургинян организовал. За деньги.

«Украсив» город, Гельман принялся за осмысление религии.

Ну и чем вам не «Святая Троица» в стиле деревянных богов? Красотень.

Еще до его выставки Icons Пермь бурно возмущалась тем, что понаворочали «творческие с видением» протеже Гельмана. Но Чиркунов продолжал благоволить галеристу и тот как раз Icons и сотворил. И были на этих «иконах» вот такие «произведения» и инсталляции:

Тут уж любому понятно, что на Гельмана и его подельников только ретрограды ополчились, религиозные фанатики да всякие проплаченные. Разве же нормальный, культурный человек не восхитится таким творческим подходом и осмыслением темы религии?

И повез Гельман свою «Icons» по городам и весям страны. В Краснодаре казаки его вместе с выставкой хорошо встретили – нагайками. Но мы же помним, что все это организовал злобный Кургинян за большие деньги?
Кто платил?
Так, говорят, Трутнев.

В конце концов, вся эта Гельмановская грязь вылилась на экраны ТВ. Тогда по РЕН ТВ Андрей Макаров вел передачу, где каждую проблему старались рассмотреть с точки зрения демократических свобод. В передаче принимали участие и представители церкви, которые говорили о недопустимости подобных вещей. Но кто бы их услышал.

В общем, в 2012 году, перед выборами губернатора, Чиркунов подал в отставку и пост занял Виктор Басаргин. С его приходом на пост губернатора вся эта «культурная, просвещенная, авангардная» шваль попритихла. Но невзирая на то, что шли следствия по делам, связанным с программой «Пермь — культурная столица Европы», Гельман оставался на своем посту — и выставки «творил», и матом говорил.

Его смогли убрать позднее — благодаря организованной им выставке, посвященной предстоящей Олимпиаде в Сочи.

После отставки галериста и директора музея «PERMM», проверкой его деятельности занялась прокуратура. Много интересного нашли, скажу я вам. Но, собственно, интересно – это не значит серьезно. Но все равно Гельман посчитал для себя полезным покинуть Россию.

И вы представляете, и Чиркунов Россию покинул. Прикупил себе поместье во Франции, стал предпринимателем и виноделом. Поместье – скромное по олигархическим меркам, а внутреннее убранство особняка отражает изысканный вкус владельца. Никакого кича, современного искусства, и того, о чем Гельман емко отзывался «по%%ень».

Тем временем, девочки-припевочки отрывались в Храме Христа Спасителя — как раз в 2012 году это было. После того, как Гельман довольно широко представил свою выставку. Ну а дальнейшее мы с вами знаем, ведь правда?

Мы же помним, что молодежь как раз после событий того времени пристрастилась к пляскам на могилах, осквернению памятников? Нынешним молодым (не всем, естественно) нравится прикуривать от лампад и свечей, стоящих перед иконами, поплевать на церковный пол и иконы… да они много чем стали развлекаться после того, как гельмановские выставки получили широкую огласку, а церковь не смогла этому ничего противопоставить.

И вот эта Тик-Ток компашка, которая послужила импульсом к написанию данной статьи, пожалуй, единственная, что получила отпор. И это не дело, которое завели следственные органы. Таких дел сейчас довольно много заводят. А вот тот мужчина, что влепил-таки леща девице и за то, что они творили, и за мат – это стало хоть какой-то острасткой. И теперь главное, чтобы закон не предъявил претензий к этому человеку.

Гельман развлекался со своей галеристикой с 2003 по 2013 годы, и за эти десять лет выросло поколение вандалов.

В СССР религия была не в чести, но никому в голову не приходило сделать то, что делает современная молодежь. В советском обществе существовало уважение к свободе совести. Гельман табу снял. Результаты этого мы видим.

Кто-то может ответить на вопрос: какое табу снимает выставка «Мир тела на ВДНХ» и чего нам стоит ждать лет через пять-десять?
Васия: Наша жизнь - калейдоскоп
Васия: Наша жизнь - калейдоскоп Я за Путина, уважаю Сталина, помню СССР.
+34

Поделиться:

Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

Комментарии

Виктор Б.
18 июня 2021, 18:56
#
+1
Все, кто рушил Храмы в 30е плохо кончили, да " стояние Зои" тоже пример безбожникам. Хотя девушка просто танцевала с иконой, парень Николай не пришёл.
#
+2
Гельман, конечно мелко, могли и на Павленского… сподобиться, вот там размах, даа. Ну и конечно никогда при Советской власти не было горисполкомов ВЛКСМ, горкомы — были
Вячеслав
16 июня 2021, 22:11
#
+8
Отправить этого Гельмана в Израиль и посмотреть, что с ним сделали бы пейсатые. Если бы только один Гельман таким был. Сколько их, Гельманов, поиздевались, суки, над народом.
Артур Ч
17 июня 2021, 08:56
+4
Статья понравилась. Питер не могу назвать провинцией…
Да Питер провинцией никогда и не был. Это цитата из нашего местного «культурного интеллектуала».